"Старые" мусульмане не рады прозелитам

Опросы показывают, что 73 процента русских отрицательно относятся к своим единоверцам, принявшим ислам. Среди тех, кто перешел в мусульманство, есть и бывшие пленные Афганской и Чеченских войн, и русские жены мусульман, и те, кто так своеобразно действуют в пику властям. Однако, похоже, что и сами традиционные мусульмане "новообращенным" не рады.

Недавно на заседании Казанского экспертного клуба Российского института стратегических исследований, научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований этого учреждения Василий Иванов привел данные опроса, проведенного им в интернете среди 5176 человек об отношении к русским, принявшим ислам. Оказалось, что 41 процент опрошенных назвали таких лиц "предателями своего народа", еще 32 процента высказали отрицательное отношение, но с добавкой "это их личное дело", 14 процентов отнеслись нейтрально — а одобрили такой выбор всего 1,8 процента опрошенных. Тем самым вновь была поднята проблема прозелитизма — перехода верующих из одной конфессии в другую.

Читайте также: Мусульмане-русские — чужие своим и чужим

О русских мусульманах заговорили после войны в Афганистане, когда некоторые советские солдаты, попав в плен, принимали ислам и после этого фактически получали свободу. Правда, в обмен на фактический же отказ от Родины, на которую они уже не могли вернуться. Отказ — не только из-за угрозы уголовной ответственности за свое попадание в плен (ее отменили уже при Горбачеве), но и из-за пущенных на новой родине корней в виде жены, детей, относительно налаженного быта.

Сходные процессы эпизодически отмечались и в ходе чеченского конфликта — когда пленные российские солдаты или даже гражданские лица принуждались к переходу в чужую веру. Правда, в это время такие случаи были относительно редки.

В целом же, по данным религиоведа Романа Силантьева, число принявших ислам русских за первые 15 лет независимости РФ составило около 2,5 тысячи человек, в то время как количество принявших христианство мусульман превысило 2 миллиона. Справедливости ради заметим, что его скандальная монография вызвала резкий протест Совета муфтиев России (что даже заставило Силантьева уйти в отставку с поста Секретаря межрелигиозного совета) — но одновременно получила высокую оценку ряда других мусульманских лидеров, например, лидера Центрального духовного управления мусульман Талгата Таджуддина.

Впрочем, дотошный подсчет "кто у кого увел больше прозелитов" — дело неблагодарное. Тем более, что, кроме количественных показателей, есть еще и качественные. Так, нередко можно встретить мнение, что 3 тысячи "русских мусульман" дали больше террористов-ваххабитов, чем несколько миллионов традиционных приверженцев ислама из Татарстана.

Как бы в подтверждение подобной тенденции на днях адвокаты "приморских партизан" Александра Ковтуна и Романа Савченко, обвиняемых в ряде террористических и бандитских акций, заявили, что их подзащитные приняли в тюрьме мусульманство. И даже якобы были заключены в карцер за требование разрешить им отправлять намаз — регулярную молитву. В качестве причин подобного выбора обычно называется то, что "ваххабизм — единственная религия, которая борется с российским режимом".

Конечно, мусульманство принимают отнюдь не только те русские, которые грезят о "поясе шахида". Так, заштатный священник Калужской епархии Вячеслав Полосин, получивший после перехода в ислам имя Али, ныне ведет публицистическую и организационную работу по популяризации своей новой веры. Впрочем, неплохо финансируемую из-за рубежа — в этой связи чаще всего называют центры Саудовской Аравии.

Известный православный миссионер архидиакон Андрей Кураев неоднократно обвинял в тайном принятии ислама своего постоянного оппонента, религиоведа и популярного телеведущего Максима Шевченко. Правда, при этом не слишком вдаваясь в подробности того, как вообще можно быть "тайным мусульманином", отказываясь от исповедывания своей веры и при этом не переходя в разряд вероотступников. Ведь верующие в Аллаха — не иезуиты, да и те прятали не свою веру, а лишь принадлежность к монашескому ордену.

Иногда переходят в ислам и русские девушки, вышедшие замуж за мусульман. Так, несколько лет назад о подобной коллизии писали в связи с именем популярного актера Марата Башарова — якобы он настаивал на том, чтобы его православная невеста стала мусульманкой.

Заслуживает внимания еще одно интересное обстоятельство — о разном отношении к "перебежчикам" в Православии (да и христианстве в целом) и в Исламе. В отношении первого можно сказать, что ему все равно, к какой разновидности веры (или неверия) принадлежал неофит до Крещения. Всех принимают с равно хорошим отношением — во всяком случае, в большинстве случаев и на уровне официальной доктрины.

А вот в мусульманстве к прозелитам относятся по-другому. На уровне вероучения никакой "дискриминации" к ним нет. Кстати, принуждение к такому переходу официально запрещается — другое дело, что "добровольность" принятия веры в Аллаха понимается отдельными мусульманами весьма широко: постановка выбора: "Ислам или смерть" принуждением может и не считаться.

Читайте также: Реалити-шоу "Из мусульман — в христиане"

Однако и отношение к прозелитам из отступников тоже нередко прохладное. Еще в XIX веке среди мусульман Османской империи бытовал довольно любопытный мотив к обращению христиан в свою веру — "о трубке табака в раю". Дескать, в раю для правоверных будет все — но огня там нет, он есть только в аду. А закурить порой очень хочется. На этот случай полезно иметь побольше "перевербованных" христиан, которые, в силу принятия Ислама, в раю-то окажутся — но по причине того, что предали собственную веру, будут гореть в адском огне, как факелы. А от этих "факелов" правоверному можно будет прикурить.

Указанную притчу можно было бы принять за "страшилку" из христианского лагеря, если бы не одно обстоятельство. Согласно приведенному в начале статьи интернет-опросу Василия Иванова, отрицательное отношение к перешедшим в ислам русским имеет место и… среди этнических российских мусульман!

Что ж, с точки зрения общечеловеческой этики, тезис "единожды солгав — кто тебе поверит" имеет право на существование. В любом случае, описанные в факты и тенденции нужно принять как данность. Ну, а пребывание в прежней религии или переход в новую, несомненно, зависит исключительно от личного выбора человека.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


Барби и хиджаб. Европа подстраивается под ислам
Комментарии
США объявили торг по договору о РСМД
Крымские приключения президента Украины в ООН
Русская ответка началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
Русская ответка началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
Отспасались: почему МЧС ликвидирует все региональные центры
Если завтра война... Кто придет и спасет?
ООН для России - чемодан без ручки?
Кандидат в президенты Грузии раздавал в центре Тбилиси марихуану
Русская ответка началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
Русская ответка началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
США объявили торг по договору о РСМД
У не платящих налоги самозанятых и фрилансеров отберут все деньги
МВФ официально обвинили в нищете Украины
Кандидат в президенты Грузии раздавал в центре Тбилиси марихуану
МВФ официально обвинили в нищете Украины
Европа испугалась жить на ядерном прицеле России
Русская ответка началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
Русская ответка началась: Путин ввел жесткие санкции против Украины
Фотограф против того, чтобы люди покупали собак. Почему?
Уроки Керчи: не поменяем систему - дети продолжат мстить
Семьянин не может быть миллениалом

Во время визита в Москву президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси выступил в Совете Федерации. Запомнилась его фраза: "Демонтаж понятия "национальное государство" в эпоху глобализации порождает экзистенциальную проблему терроризма". С этим трудно поспорить. Однако одна ли глобализация делает проблему терроризма "экзистенциальной"?

Терроризм: коктейль из крипты, крови и геополитики